Охотничье хозяйство в России: стратегия выживания

19.01.2016

Охотничье хозяйство в России: стратегия выживания

Стратегия развития охотничьего хозяйства

Человек и общество всегда стоят перед выбором: - выбором мечты, выбором будущего, выбором цели, выбором решении и действии - определяющей его дальнейшую судьбу и саму жизнь. Достигают цели только те, кто понимает и знает, что он хочет и как может ее достичь. Если у вас много целей, то вы сначала намечаете приоритеты, исходя из своих ресурсов, возможностей и взглядов, разрабатываете концепцию, планируете стратегию, оцениваете свои силы и средства и намечаете первостепенную цель, потом вторую и так далее. Если у вас противоположные цели, то вы должны достигнуть с начало одну, потом идти к другой. Нельзя достичь противоположных целей сразу, идя в одном направлении. Мы же в охотничьем хозяйстве пытаемся это сделать.

С конца 20-х годов, прошлого века Сталинская власть отказалась от развития рыночных отношений - полагая, что ей есть альтернатива. Да, альтернатива есть. Это плановый, административно-командный механизм регулирования хозяйственной деятельности. По теории О. Э. Бессоновой (1998,2006) это противоположный рыночной тип экономики, названный ею раздаточной, традиционный для России и основанный на иерархической подчиненности и сдаточно - раздаточных отношениях. Я не буду вдаваться в эту теорию, но отмечу, что Россия уже прошла в советский период свободный от рынка путь развития общества. В данной работе не буду рассуждать о политике, хотя совсем без нее не обойтись, и перейду к экономике охотничьего хозяйства. Чтобы понять, куда мы двигаемся, посмотрим на стратегию развития охотничьего хозяйства в Российской Федерации до 2030 г. № 1216-р от 03.07.2014 г., утвержденную Правительством РФ.

В стратегии поставлены две противоположные цели. Первая - это устойчивое развитие охотничьего хозяйства как отрасли и вторая - доступность охоты для граждан. Как я отметил, невозможно, достичь двух противоположных целей, двигаясь в одном направлении с помощью одних законов и правил. Не буду рассматривать вторую цель, которая связана со сложными общественными отношениями и их регулированием (правом).

У меня статья про рыночные отношения в охотничьем хозяйстве России, поэтому я остановлюсь на экономике, как производственной деятельности, которой отдано 80% охотничьих угоди страны решением наших законодателей, отраженной в статье 7, пункте 3 закона «Об охоте». Повторю, что альтернативой рыночному механизму регулирования экономики, как охотничьего хозяйства в целом, так и отдельной производственной единицы у нас является административно-командная система, основанная на плане, нормативах, ужесточении законодательства, усложнении бюрократических процедур, увеличении налоговой нагрузки, усилением надзора и контроля. Такая политика называется в стратегии совершенствованием. Давайте обратимся к ней и рассмотрим это на конкретных положениях.

Стратегией предусмотрено обеспечить:

  1. не менее 3 государственных инспекторов в каждом муниципальном районе, а это во многих регионах России примерно один инспектор на одно охотничье хозяйство;
  2. снижение незаконной добычи охотничьих животных в 2,5 раза - только не попятно, кто эти браконьеры и почему их так много;
  3. установление целевых прогнозных показателей для каждого охотничьего угодья и субъекта Федерации - а это планирование;
  4. совершенствование системы платежей за использование охотничьих животных и ставок сбора - а это увеличение налоговой нагрузки и как результат, ухудшение экономики охотничьих хозяйств;
  5. введение ответственности за невыполнение условий охотхозяйственного соглашения и оценки деятельности охотничьих хозяйств по состоянию численности охотничьих животных, а это волюнтаризм и произвол властей и т.д., при желании можно продолжить дальше.

Один пример. Ставка сбора за взрослого лося у нас сейчас 1,5 тыс. рублей, его рыночная стоимость 30 - 50 тыс. рублей, а если озвучить его цену как трофея для иностранных охотников, то боюсь, у меня не хватит фантазии, спрогнозировать, на сколько, эту ставку усовершенствуют наши законодатели.

Все мы живем в единой и общей социально-экономической среде, поэтому возникает вопрос, может ли развиваться отдельное охотничье хозяйство, как производственная единица в наших современных условиях, способно ли оно получать прибыль. Ведь никто не будет отрицать, что для функционирования и развития любого предприятия нужны люди, идеи, и деньги.

Трудиться и зарабатывать деньги потенциально мы можем, народ наш мудр и привычный к трудностям и лишениям, кладовые Природы нашей Родины богаты и обширны, а новые, разумные и правильные идеи могут появиться только в свободном обществе. Если мы в ближайшее время не создадим свободную, творческую атмосферу в нашем обществе, то жизнь для большинства из нас будет ухудшаться.

Вся экономика охотничьего хозяйства (у меня 22 тыс. гектар угодий) функционирует за счет 3-4 видов охотничьих животных, в нашей зоне это лось, кабан, медведь, боровая дичь. Примерно 60% дохода приносит лось. Первые четыре-пять лет деятельности были убыточными, из-за прежней не рациональной хозяйственной политики, моих неэффективных расходов, низкой численности экономически значимых видов и соответственно их незначительной добычи. В тот период расходы составляли 12 руб. на один гектар, доходы 6 рублей с гектара. Тогда доходы обеспечивала добыча 2-3 лосей, 3-4 кабанов, 1 медведя, частично глухаря и тетерева. В последние два года в хозяйстве добывается: - около 10 лосей, 10-15 кабанов, 1 медведь, в прежних объемах боровая дичь, обеспечивая оборот денег примерно 500 тыс. рублей в год. Рентабельность производства 5-7 % , что позволяет формировать фонд заработной платы 15-20 тыс. рублей в месяц (на 3 человека), делиться дичью с местными охотниками и отчислять государству налогов и сборов в пределах 100 тыс. рублей в год и получать не большую прибыль, около 30 тыс. рублей в год.

Но самое грустное и забавное то, что эту мизерную прибыль я получил в результате не совсем законных, самостоятельных действий и решении, следствие личных представлении о необходимых затратах на биотехнию и их объеме. По тогдашнему законодательству, получив долгосрочную лицензию на пользование объектами животного мира, я одновременно заключил договор с Правительством области на пользование угодьями, сейчас такой договор называется охотхозяйственным соглашением. Причем в долгосрочной лицензии в условиях пользования показатели и объемы биотехнических мероприятии мне указывало государство в лице Россельхознадзора, а в договоре с Правительством области я их сам планировал, завышая показатели, необходимые для победы в конкурсе. Договор с Правительством закончился три года назад и за это время самостоятельного хозяйствования без административного договора, я получил не совсем законную прибыль, не совсем законным путем. Если бы я продолжал работать по договору или по охотхозяйственному соглашению, выполняя навязываемые мне охотхозяйственные мероприятия и биотехнические нормативы, далекие от рыночной экономики и здравого смысла, то и эта трехлетняя деятельность принесла бы мне убытки. В этом году в период весенней охоты, я не получил ожидаемого дохода, но уже по другим политическим причинам. Законна или нет, моя трехлетняя экономическая деятельность, теперь зависит от решения Верховного Суда Российской Федерации. От его воли зависит, продолжу я свою принудительную и разорительную деятельность, обеспечивая себе и своей семье скудное существование, или буду воровать у Природы, Общества и Государства, или прекращу существование как юридический субъект и буду жить, как физическое лицо за счет натурального хозяйства.

Отмечу еще, что есть значительные возможности сокращения не производительных расходов, зародившихся еще в период перехода от рыночной модели хозяйствования, к плановой экономике и безальтернативно утвердившихся в советский период. Это, прежде всего, идеализированное представление о тотальном учете всех охотничьих животных, как основы их рациональной добычи и составление внутрихозяйственных охотустроительных проектов, как основы организации работы охотничьих хозяйств. Доходы же можно повысить за счет увеличения численности охотничьих животных, развития трофейного направления, привлечения иностранных охотников, экологического туризма.

Научное сообщество и управленцы признают и это отмечено в стратегии, что в наших охотничьих угодьях, можно увеличить численность копытных в 6 раз, однако этого никто не ожидает и не собирается делать, а целевой показатель увеличения численности охотничьих животных установленный в стратегии, не менее чем в 2 раза к 2030 году. Мне. как человеку корыстному и жизненно заинтересованному, хотелось бы увеличить численность и добычу лосей более чем в 6 раз, что повысило бы мои доходы, доходы местных охотников и доходы государства. Тем более, что такая практика есть. В Швеции за 16 лет (с 1966 по 1982годы), добычу лосей увеличили почти в 6 раз (5.8). Известны и биологические, а вернее популяционные механизмы эксплуатации наиболее значимых видов, подтвержденные практическим их использованием в странах с развитыми рыночными экономиками. Их давно и широко пропагандируют наши отечественные охотоведы В.М. Глушков (2001,2004), и А.А Данилкин (2006,2007).

Очевидно, что отказ от постановки таких задач перед нашим охотничьим хозяйством, вызывает вопросы не к рыночной экономике, к управлению, к охотоведческой науке, охотничьим хозяйствам, к рядовым охотникам. Проблемы лежат в другой плоскости, в плоскости гражданских и общественных отношении и политических решении, это вопросы к власти, к Президенту.

В нашем современном охотничьем хозяйстве, одновременно и параллельно идут два процесса - процесс совершенствования административно-командной системы происходящей на уровне управления и научного сообщества и процесс становления новых рыночных отношений происходящих на уровне производителей и потребителей, продавцов и покупателей, а это охотники и охотничьи хозяйства. Это два противоположных процесса - процесс совершенствования старого и процесс становления нового, которые без диалога и обсуждения, открытости и гласности могут перерасти в антагонизмы и уже сейчас приводят к негативным последствиям для природы и общества. Попытки подавлять, контролировать и регулировать рынок административными методами приводит общество к тоталитаризму, застою и его деградации.

Рынок я понимаю как систему материальных взаимоотношений между физическими, юридическими лицами и властью, основанных на предпринимательском праве и взаимной выгоде, спросе и предложении, конкуренции и сотрудничестве, свободном ценообразовании и стоимости товаров и услуг. Наша, раздаточная модель управления экономикой, это тоже система материальных взаимоотношении между людьми и государством, основанная на других принципах : - единовластии, иерархической подчиненности (вертикаль власти), единой идеологии, взаимных договоренностях и выгодах, принуждении к труду и службе во имя отечества и общего благо. Противники этой системы ее называют: - административно-командная, распределительная, плановая, авторитарная, бюрократическая и т. д.

На этих принципах основывается и охотхозяйственное соглашение. В Гражданском Кодексе Российской Федерации нет понятия соглашение, есть понятие сделки и договора. Насколько я понимаю, наш законодатель, разработал эту норму исходя из статьи 157 ГК РФ «Сделки совершенные под условием», назвав сделку между исполнительной властью и юридическим лицом - охотхозяйственным соглашением. Почему? Договор оформляет гражданско-правовые отношения, между участвующими в нем лицами, основанные на свободе волеизъявления, независимости и равенстве сторон. В нашем случае одной из сторон выступает исполнительный орган власти, наделенный властными и контрольными полномочиями, и говорить о равноправии сторон в данном случае не приходится. В мировой и нашей практике существует понятие агентского соглашения, основанной на других принципах, когда одна сторона соглашается с целями и условиями сделки с другой, принимает и поддерживает их своей деятельностью. В таком понимании, охотхозяйственное соглашение, противоречит целям стратегии в экономической и социальной сферах, потому что, при навязываемых чиновниками условиях, заниматься охотничьим хозяйством себе в убыток и одновременно повышать доступность охоты для населения способны немногие охотпользователи.

Наша охотоведческая наука выделяет две модели охотничьего хозяйства, на которые можно ориентироваться: североамериканскую и европейскую. Мне кажется, что нам более близка и предпочтительнее американская модель развития охотничьего хозяйства, хотя исторические, экономические и законодательные предпосылки, по крайней мере, в западной части России, да и закон «Об охоте» на 80% ориентирует нас к европейской. Основные различия этих моделей в политических и экономических приоритетах и принципах управлении. Американская модель нацелена на максимальное удовлетворение потребностей людей в охоте и охотничьей продукции. Ей наиболее соответствовали наши политические лозунги после октябрьской революции 1917 года: - «Дичь общенародное достояние», «Вольная дичь - вольным охотникам», «Охота для всех» (Краев,2006). Если следовать этой модели, необходимо общественные интересы в охотничьем хозяйстве поставить выше государственных и изменить статью 4 закона «О животном мире», заменив государственную собственность на охотничьих животных - на общенародную. Тогда меняются и цели общества и государства в охотничьем хозяйстве.

Если следовать европейской модели развития охотничьего хозяйства, то надо концептуально изменить всю систему управления охотничьим хозяйством. Все организационные, хозяйственные производственные, природоохранные вопросы, проблемы и решения в области охоты необходимо перенести на уровень местного самоуправления, передав им соответствующие правовые и финансовые полномочия. Это позволит органам местного самоуправления и охотничьим хозяйствам самостоятельно определять пути и направления своего развития: - границы и площади хозяйств, нормы и квоты изъятия, сроки и параметры охоты и т. д . Центральное управление должно решать вспомогательную роль, собирая и обобщая различную информацию от охотничьих хозяйств и охотников, объясняя свою позицию охотпользователям и консультируя их в вопросах использования угодий и управления популяциями охотничьих животных и решая задачи, которые ими не могут быть эффективно решены на их уровне, а это вопросы законотворчества, взаимодействия с другими ведомствами, международное сотрудничество, научные исследования и т. д.

Томилов Андрей

В этой связи уместно напомнить хорошую мысль американского профессора и охотоведа Альдо Леопольда, который в своей книге «Менеджмент дичи» (1933г.) писал: - «...достижение намеченных результатов в охотничьем хозяйстве больше зависит от правильных факторов и средств управления, чем от значительных вложении инвестиции».

Отсутствие публичной критики наших законов, стратегии, научных разработок, проектов, управленческих и политических решении, очень опасно для развития общества и экономики, поскольку приносит больше вреда, чем пользы. При исполнении уже принятых программ, мы не замечаем и не реагируем на более рациональное, эффективное и инновационное их решение, не замеченное или появившееся позже, исключая внедрение более прогрессивных и совершенных идеи в свою практическую жизнь.

Путь, по которому двигается наше охотничье хозяйство и стратегия утвержденная Правительством, это не стратегия развития и совершенствования, а стратегия выживания и регресса. Нам уже надо понять, что у нас разные взгляды на общие цели и пора от споров и конфронтации переходить к пониманию и диалогу и сообща выбрать правильное направление развития охотничьего хозяйства нашей страны.

Литература:

  1. Экономическая теория.: учеб./ А.И.Амосов, А.И.Архипов, А.К.Большаков (и др.) под ред. А.И.Архипова, С.С Ильина. -М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2008. 608 с.
  2. Бессонова О.Э. Теория раздаточной экономики - новый взгляд на хозяйственное развитие России / Общество и экономика. 1998 № 8-9 с 241-255
  3. Бессонова О.Э. Раздаточная экономика России: эволюция через трансформации. М.: РОССПЭН, 2006. 144 с.
  4. Глушков В.М. Лось. Экология и управление популяциями. - Киров. 2001. 317 с.
  5. Глушков В.М. Зарубежный опыт управления ресурсами лося. Сб.: Охотоведене №2 (52) Зарубежный опыт охотничьего хозяйства. - Киров. 2004. с. 145-153
  6. Данилкин А.А. Дикие копытные в охотничьем хозяйства (основы управления ресурсами). — М.: ГЕОС. 2006. 366 с.
  7. Данилкин А.А. Ресурсы копытных. Парадоксы управления. - Охота (национальный охотничьии журнал). - №1 - 2007. с.1 - 6
  8. Гражданский кодекс Российской Федерации (Комментарий). - М.: СПАРК. 1995. 596 с.
  9. Краев Н.В. Разработка охотничьего законодательства в первые годы советской власти. Сб.: Охотоведнние (экономика, организация, право). _ №3 (53). Киров. 2006 ст. 83-121
  10. Lеороld А.Gаme Маnаgеmепt. -N.Y.: Сhгlеs Sсribпегs Sопs, 1933. 481 р.

В.Ф. Гинович по материалам сайта http://ihunter.pro/